Кепчук

 Bethplanet  Сюжет Skyrim  RJ 1628 0

Предисловие

Великие герои и их подвиги не должны быть забыты. Ещё в детстве я понял, что когда-нибудь напишу книгу об этом. С тех пор прошло много лет, я стал стар, не могу работать без Скуумы, и многое уже забываю. Я повидал немало хороших героев, и каждый из них достоин отдельного романа. Но это произведение - о величайшем герое из всех, что мне посчастливилось встретить.

Единственная загадка книги, которую я так и не сумел разгадать: могли ли описанные события произойти на самом деле, или это – всего лишь фантазия, последствия злоупотребления Скуумой?

I

«Неважно, что ты совершил в прошлом. Потомки запомнят другие дела»

Уриэль Септим VII

На главной площади Фолкрифа было особенно многолюдно в тот день. Народ стекался отовсюду, бросая дела и направляясь к центру города. Людей созывали ударами гонга. Здесь была такая традиция, она означала, что скоро кого-то казнят. Для многих жителей Скайрима, особенно коренных нордов, казнь была любимым зрелищем.

Никто не знал, какого преступника казнили. Известно было только, что заключённый – из другой провинции, и он молод. Не раз вспоминая потом события того дня, я так и не смог найти ответа на вопрос, что заставило меня пойти на площадь. Ненавистник казней, я, кроме того, имел много дел в торговом районе. Но, словно гонимый неведомой силой, я пошёл за звуком гонга, и – как станет ясно потом - это спасло мою жизнь.

На эшафот привели молодого парня. Он был мало похож на преступника; черты лица его были приятны, а взгляд выражал скорее любопытство, нежели страх. Народ оживился при виде его, поднялся гул. Не было слышно, что происходит вокруг. Ситуацию осложняла и вьюга, которая особенно бушевала в тот день.

Не больше минуты оставалось до казни. И вдруг со стороны торгового района на площадь выбежала эльфийка. Она была в крови, и что-то кричала толпе, но из-за шума нельзя было ничего разобрать. Затем, с той же стороны, хромая, появился стражник. Одной рукой он едва сжимал меч, а другой придерживал раненого товарища. Когда народ обратил на него внимание и притих, издалека послышались крики и лязг мечей. В торговом районе явно шла крупная битва. Раненый стражник отрывисто призвал всех мужчин помочь с обороной города, а женщин и детей – покинуть Фолкриф как можно быстрее.

Поскольку было понятно, что ситуация серьёзная, а силы обороны неравны, начальник стражи, присутствовавший при казни, лично освободил заключённого. Он дал ему небольшой клинок и приказал вывести детей и женщин за пределы города. Это был рискованный шаг - довериться заключённому - но терять время было нельзя. За выполнение этой миссии начальник стражи пообещал юноше амнистию, а затем с группой мужчин направился к месту сражения…

***

То был чёрный день, когда Скайрим лишился своего короля. Когда во всех крупных городах одновременно вспыхнули вооружённые восстания, и много людей погибло. Провинция раскололась на два непримиримых лагеря: одни жаждали независимости от Империи, другие – остаться в ней. Впереди их ждала жестокая гражданская война.

Юноша же, честно выполнив указание, заслужил себе прощение закона и смог отправиться своей дорогой. И, как наверняка уже догадался читатель, именно он и есть тот, о ком написана эта книга.

II

Трудно сказать, что делал Герой следующую неделю. Его видели в различных уголках Скайрима, очень отдалённых друг от друга. Говорили, что он вёл себя странно, словно видел весь свет впервые: изучал пейзажи, падающие на склоны облака, поведение местных жителей и монстров. Однажды он заговорил с одной старой женщиной. Когда годы спустя я случайно встретил её, она сразу вспомнила этот разговор, настолько странным он ей показался. Герой сравнивал землю нордов с другими провинциями Тамриэля, вроде бы с Сиродиилом и Морровиндом. Он что-то хвалил, что-то упрекал, а позже увидел мамонта и побежал за ним, забыв обо всём на свете.

Тем временем, ситуация в северной провинции ухудшалась. С окраин поступали тревожные вести: целые поселения сгорают дотла, люди пропадают большими группами, горные перевалы и дороги стали небезопасны для путешествий. По придорожным трактирам поползли слухи, что в небе видели драконов – существ, изгнанных древними воинами много лет назад. Когда разговоры дошли до больших городов, правда и вымысел перемешались в пугающие подробности о конце света.

Но мало кто знал главное: события, которые развернулись в провинции, были давно предсказаны Древними Свитками. Возвращение драконов и гражданская война замыкают трагический круг, и ничто больше не удерживает возвращение ужасного бога-разрушителя, Альдуина. Его приход ознаменует начало конца, когда вслед за Скайримом падёт Тамриэль, а затем и весь Нирн.

В пророчестве была и ещё одна важная деталь: приход Альдуина неизбежен, но его можно победить. В тревожный час миру явится Довакиин, великий герой, последний драконорожденный. Только он, понимающий язык драконов, способен забирать себе силу этих крылатых существ. И тогда, на закате всего живого, он сразится с богом-разрушителем в последней битве.

Но кто был Довакиин и где его искать? Ответа на этот вопрос в Свитках не было.

III

Где-то на вершине величественных гор Высокого Хротгара стоит храм. По слухам, его могут посещать лишь избранные: те, кого призовут из пустоты и приведут наверх голоса Седобородых. Являясь старейшинами провинции, Седобородые окружены множеством мифов и легенд. Говорят, они живут долго из-за горного воздуха, которого на вершине слишком мало для простых людей. Говорят также, что они мудрейшие люди в Скайриме, потому что общаются с небом и черпают из него свои знания.

Седобородые, хорошо зная пророчество, с помощью птиц направили послания в Солитьюд и Виндхельм, одновременно к сторонникам и противникам Империи. Вот выдержка из текста, направленная виндхельмскому ярлу Ульфрику Стормклоку, борцу за независимость провинции:

«…Знаем, что борьба за независимость неизбежна и необратима. Просим лишь тебя, как правителя и военачальника, отложить открытые столкновения на времена более подходящие. Проблема, стоящая сейчас перед Глоткой Мира, гораздо важнее междоусобиц…»

Нужно ли говорить, что занятые подготовкой к сражениям военачальники не прислушались к советам мудрецов? Скайрим ожидала поистине жестокая гражданская война с большими жертвами. Организуя оборону занятых городов, никто и не думал о защите окрестностей. Безопасность на дорогах больше никто не гарантировал, торговля пришла в упадок.

Когда стало ясно, что помощи ждать неоткуда, Седобородые сами занялись поисками Довакиина. Им предстояло провести грандиозный ритуал, требующий огромных физических и магических усилий. Ведь одно дело призывать человека определённого, и совсем другое – неизвестного избранного, существование которого находилось под вопросом. Каждую ночь они звали Героя, искали его во снах, просили услышать их крики о помощи.

Несколько дней длился изнурительный ритуал, но однажды Герой услышал. Сначала это был неясный шёпот, блёклые картины неизвестного будущего. Но чем громче становились голоса, тем отчётливее виделись изображения. Однажды утром, встав с постели, Герой понял: ему нужно идти в горы, идти немедленно, и он пошёл по дороге, которую видел впервые, но которую словно знал всегда.

IV

Путь к храму оказался тяжёлым испытанием. Тысячи ступенек, извивающихся среди крутых утёсов и заледенелых обрывов, заставляли рисковать жизнью, а погода портилась буквально на глазах. Небольшой ветерок с мокрым снегом под конец восхождения превратился в сильнейший снежный буран. Горы Высокого Хротгара всегда славились враждебностью по отношению к людям, и далеко не каждый отважился бы взобраться на них.

Переступив последнюю ступень, Герой потерял сознание перед высокими воротами храма. Сказалась физическая нагрузка и недостаток воздуха на такой высоте. Мне неизвестно, какова была его встреча с мудрецами. Я не могу поведать читателю, как странник без имени, бывший заключённый и почти казнённый юноша воспринял новость о том, что судьба всего мира зависит от него. Наверное, он принял это с честью: той честью, которую оказывают только самым достойным. Но был ли он достоин? И вообще, этот ли юноша – последний драконорожденный, или он прибыл сюда по ошибке ритуала?

Такой вопрос возник перед Седобородыми. И был всего один способ проверки: опасный, жестокий, но надёжный. Он был очевиден, ибо один только Довакиин способен понимать язык драконов, а значит, только он может забирать себе их силу. Горным мудрецам предстояло обучить Героя пользоваться этой силой, а Герою – убить своего первого дракона.

Случай выпал очень скоро: в одном из утёсов спал оставленный без защиты родителя детёныш. Это был маленький дракон, но, тем не менее, смертельно опасный для обычного человека. Зубы его уже остры, выдыхаемый огонь горяч, а чешуя крепка. Схватка над скользким обрывом затянулась, герой получил много ран, кожа его обгорела, но к счастью, дракон был повержен.

Как только существо испустило дух, Герой будто впал в транс. Он поднял голову к небу, закричал на языке драконов, и глаза его горели ярким пламенем. Теперь ни у кого из старейшин не оставалось сомнений – перед ними сам Довакиин, избранный Древними Свитками. И пусть он ещё не великий воин, способный на равных сражаться с драконами. У мира всё равно есть надежда.

V

В храме Седобородых Герой научился основным тонкостям драконьего крика. Теперь ему предстояло двигаться дальше: как в развитии своих навыков, так и в предотвращении конца света. Мудрецы направили его в Винтерхольд и дали совет как герою: отныне не проходить мимо людей, просящих о помощи, особенно в такой тяжёлый для Скайрима час.

Можно сказать, что именно отсюда начался путь славы для героя этой летописи. Он помогал слабым, сражался с нечестивцами, и вскоре о нём стали говорить. Заработать хорошую репутацию – дело трудное, но Герой хорошо справлялся, ведь у него было доброе сердце. Не забывал он и о своей главной задаче, выполнение которой следовало начать с поисков старого воина Клинков по имени Эсберн.

К тому времени Клинки переживали печальные времена. После смерти последнего императора – Мартина Септима – они подверглись гонению: многие считали их виновными в том, что королевская линия оборвалась. Единственное оставшееся пристанище Клинков – Храм Повелителя Облаков – был разрушен, многих членов ордена убили, а те, что остались в живых, бежали из Сиродиила.

Эсберн, внук одного из таких беженцев, жил на окраине Винтерхольда. Найти его оказалось нетрудно: старого вояку в этих краях знал каждый житель. Он много путешествовал по Скайриму, составлял карты местностей и старых развалин, писал летописи по истории Тамриэля. Приход дроконорожденного он воспринял как величайшую честь. Он поклялся служить ему верой и правдой, подобно тому, как клялись перед императором его предки.

VI

Вскоре стало окончательно ясно, что пришествие Альдуина в Скайрим неизбежно. И случилось неприятное событие: некоторые жители городов, некоторые воины с обеих сторон гражданского противостояния, даже некоторые чиновники и многоуважаемые люди провинции резко замкнулись в себе, а затем собрали самое необходимое в дорогу, и одновременно куда-то ушли. Никто не понимал, что происходит, пока скайримское отделение «Вороного Курьера» не опубликовало в очередном выпуске газеты тревожную выдержку из найденной записки:

«…Нам нет больше нужды скрываться. Совсем близок приход Пожирателя. Будьте рядом, когда он явится, и тогда обретёте вечный покой…»

Подобно печально известному культу «Мифический рассвет» из Сиродиила, в Скайриме много веков, ещё со времён первого изгнания драконов, существовал свой тайный орден. Они поклонялись Альдуину как единственному достойному божеству. Их «Культ Мироеда» был так скрытен, что только накануне бедствия о нём стало известно общественности.

Эсберн один из немногих знал о существовании культа. Однако в своё время, путешествуя и собирая информацию, он не смог даже близко приблизиться к тайне, которую тот скрывал. Теперь же культ открылся. Старый Клинок предложил Герою выяснить, чего от него ждать, а возможно, и понять с его помощью, как победить Альдуина.

По горячим следам удалось выяснить, что в Скайриме находится целая сеть подпольных убежищ культа, но никто из рядовых членов не знает местонахождения более чем двух из них. Двигаясь от одного логова к другому, и везде встречая сопротивление рьяных фанатиков, Герой начинал разгадывать загадку «Культа Мироеда», и его роли в прошедших и будущих событиях.

Выяснилось, что культ косвенно причастен к убийству скайримского короля и последующему противостоянию империстов и их противников. Долго и упорно члены культа разжигали пожар политического противоречия, и, наконец, когда выпал удобный случай, добились главной цели: стравили народ друг с другом в гражданской войне.

Герой выяснил и ещё одну существенную деталь: культ скрывает от внешнего мира некие древние святыни, созданные когда-то драконами. Можно было предположить, что в них спрятаны секреты и слабости этих существ. Наверняка там скрывались и тайны самого Альдуина.

VII

Истребив часть «Культа Мироеда» и добыв важные сведения, Герой вернулся к Эсберну. Местонахождение некоторых драконьих святынь были установлены. Часть – из книг фанатичных культистов; ещё пару припомнил старый Клинок - он натыкался на странные развалины во время путешествий и на всякий случай записывал, где они расположены.

Но Героя везде ждало разочарование: святыни были надёжно запечатаны особой магией. Было очевидно, что для снятия печатей требовался драконий крик, но знаний и силы, которыми к тому времени обладал Довакиин, было мало. Все последующие дни и недели Герою предстояло искать драконов и истреблять их, чтобы стать сильнее.

В один такой день мы встретились во второй и последний раз: я уже прощался с жизнью перед пастью большого белого дракона, когда храбрый воин в рогатом шлеме заслонил меня своей грудью. Он яростно кромсал летучего змея мечом, пока не отрубил ему голову, а затем впал в транс. Помню, как я испугался тогда, что дракон околдовал бедного юношу. Но он пришёл в себя, помог мне подняться со снега, и скромно принял благодарность. Жаль, что, глядя, как он уходит вдаль, я даже не предполагал тогда, какую великую цель преследовал мой спаситель. Наверняка многое из описанного здесь удалось бы узнать из первых уст.

Так или иначе, истребление драконов принесло плоды. Драконья магия была преодолена, а внутри святынь, помимо нежити и зловония, неизменно присутствовали части каменной плиты, когда-то единой, но затем разделённой и спрятанной в различных уголках провинции. Каждая часть плиты имела резной рисунок со своим сюжетом. Послание, которое нёс весь сюжет в целом, было примерно следующим:

«Высокая гора треснет, когда у основания её брат пойдёт на брата. Большой Дракон проснётся, услышав крики войны, и будет знать, что пора пожирать Глотку Мира»

VIII

Герой поспешил передать тревожные новости Эсберну. Однако когда он прибыл в Винтерхольд, то обнаружил, что город подвергся нападению. Над пепелищами ещё поднимались клубы дыма; то тут, то там лежало окровавленное оружие и изуродованные тела. Перепуганная крестьянка, найденная в стогу сена, сказала, что все мужчины города отправились на последний бой в сторону Вайтрана, а те, кто отказался, включая Эсберна, были жестоко убиты. Из её слов стало ясно, что воинов ожидает самая масштабная битва гражданской войны, после которой окончательно определится политическая судьба Скайрима.

Довакиин уже понял: это и есть та самая роковая битва, после которой проснётся Альдуин. Оставалось лишь со всех ног спешить в Вайтран, чтобы отговорить народ от кровопролития.

Но увы, Герой опоздал: имперовцы и их противники уже скрестили оружие под высокой горой к западу от Вайтрана. Да и вряд ли он мог предотвратить неизбежное. Воины впали в безумие, отдались разъедающему душу гневу. Снег был пропитан кровью, тела лежали повсюду. Погода бушевала. Члены «Культа Мироеда» были здесь же, они наблюдали с безопасного расстояния за тем, что должно было произойти.

Внезапно затряслась земля. Горы снега посыпались сверху; где-то над облаками, высоко на склоне, трещал и грохотал лёд. Небо почернело, потому что десятки драконов кружили над высокой горой. Воины очнулись, забыли на время про битву, и тоже глядели наверх. Раздался страшный и громкий крик, слышимый во всём Скайриме: он возвестил, что бог-разрушитель проснулся. Огромными крыльями он отогнал облака, и все увидели чудовищно огромного дракона. Довакиин, надрывая связки, без остановки использовал драконий крик. Он покинул своё земное тело, чтобы сражаться с драконом на равных. Началась решающая битва…

***

Альдуин был повержен. Довакиин победил судьбу, но превращение навсегда изменило его: кожа покрылась морщинами, волосы поседели, а взгляд перестал выражать любопытство – на его место пришла усталость. Из-за безостановочного крика Герой навсегда остался немым, и больше уже не мог использовать силу драконов.

И в целом это был уже не юноша, а закалённый хладнокровный воин. Идеальный воин, каким его видят норды в своём фольклоре. И когда Довакиин пришёл в себя и взглянул на людей, ещё недавно убивающих друг друга, он не прочитал в их глазах ничего, кроме безграничного уважения. Не было больше противников и сторонников Империи; был единый народ воинов, готовых куда угодно пойти за своим новым вожаком.

Мне нравится    0