Quaesitor

 Bethplanet  Сюжет Skyrim  RJ 1534 0

Ледяное Лезвие

Auguratio Draci (Пророчество дракона)

Веками люди собирали,
Преданья вещей старины,
Людей манили приключенья,
Наживы жажда голову вскружила им.

Тогда покинули чертоги райские они,
И окунулись с головою в мир похоти, тщеславия и вражды…
Драконьи то чертоги были,
Держались на огне они…

Но тот огонь не прочен оказался,
Не выдержали зла колонны те,
И мир на веки наш распался,
Но живы до сих пор сказанья те…

Погибли первые драконы,
Недолго пробыли владыками земли,
На смену им пришли другие Боги,
И восемь было им число…

Пришло безумие за ними,
И Дейдра было имя им,
16 было принцев этих,
Любви и жалости не ведали они…

Но суждено восьмерке стать девяткой было,
Пришел ко власти Великий человек,
Его мы назовем Тайбером Септимом,
Второе имя – Dovahkiin.

Когда же свергнут был преступник,
Сокрывшийся под личиной Короля,
И уничтожен древний агрегат,
Нумидиумом древние его прозвали,
Когда Луеа слилась с Звездою,
И Неревар вернулся в мир,
Когда закрыты были Забвения Врата,
Погиб тогда его потомок,
Его же имя не играет роли,
Но Был Dovahkiin’ом он…
Тогда пришел конец Империи,
Которую Тайбер создавал.

И кровь священная пролилась,
И брат на брата холодный острый поднял меч,
И мир готов был разорваться,
Когда забыт Великий Наш Герой…

Никто не верил в предсказанье,
Герою данное на острове холодном…
Всем больше нравилась лить кровь,
Империя погибла безвозвратно.

Тогда пусть льется, хлещет кровь!
И да придет Дракон последний!
С златою гривой и силой мудреца!
И пусть возьмет с собой дружину!

Чтобы очистить этот мир,
От тьмы, пороков и возврата,
Да от живых существ,
Чтоб дать художнику Великому окончить свой венец.

"Одну слезу почетней осушить,

Чем кровью поле боя затопить.”

Джордж Байрон

Пролог

Судьба сама выбирает своих героев для великих подвигов, но затем его имя стирается из Свитков и он исчезает также неожиданно, как появился. Так было всегда, так будет и теперь…

В конце 3 эпохи в Империи Тамриель началась смута. Сначала было пришествие Дагот Ура, но Неревар остановил его… и растворился в пучине времен. После смерти Императора Уриэля Септима и его сына Мартина врата Забвения были закрыты навсегда, но империя без Драконорожденного правителя начала распадаться на куски. Каждая провинция стала грызьться с другой за куски земли.

Провинции Скайрим досталось сильнее всех. Колыбель человечества на континенте Тамриель погрузилась в гражданскую войну. Суровый характер нордов стал катализатором бессмысленного кровопролития.

Люди всегда устраивали войны. Ради чести, идеи, ресурсов. И никогда это не приводило ни к чему хорошему. И на этот раз это оказалось последней деталью к ключу, открывающему пророчество и новую эпоху в Империи Тамриель.

Очередная глава в легенде древних свитков началась.

Глава I – Пришествие Драконов

Каждый поступок ничто в сравнении с бесконечностью пространства и времени, а вместе с тем действие его бесконечно в пространстве и времени

Толстой Л. Н.

Снег. Повсюду снег. Холод, боль… Все слилось в одном невероятном чувстве. Везде кровь. Поле заполнено сотнями людей. Мертвых людей.

Но один норд все еще был жив. Небольшой лучик жизни все ее теплился в нем… Догорая, этот лучик дал ему последние силы, чтобы он поднялся и увидел свет. Свет от всепоглощающего огня, который выжег все поле.

Впоследствии это событие запомнят как первое Пришествие Дракона.


Во всеми забытом лесу на склоне горы пир проходил,

Кровью были покрыты столы и шатры,

И тут Темный король вновь свои клыки в жертву вонзил,

Костями было усеяно поле и слышались последние крики боли…


Вампиры издревна жили в Скайриме. Никто не знает, когда и откуда началась эта зараза, но истиной является то, что честный челрвек может спать спокойно. На его страже стоят Охотники, древний орден борцов с этой нечестью. 

В этот раз вампиры умудрились полакомиться жителями небольшой деревни в три избы. Их пир был настолько безумным, что содрогнулся бы даже сам Шеогорат, если бы в это время у него не проходил очередной праздник Бесконечного урожая.

Выследить пиршество и его участников было нетрудно. Крики разносились по всему холду.

Старший Охотник Венс притаился между древними соснами. Его глазам предстал весь тот ужас, что учинили жестокие кровопийцы… Медлить было нельзя, ибо враги обладают необычайной чувствительностью к запаху и звукам.

Первый выстрел из арбалета убил вампира за долю секунды, остальные охотники тоже расстреляли поляну из луков и арбалетов… Охотники никогда не оставляли ни вампиров, ни их жертв в живых, чтобы не допустить распространения вампиризма по Империи.

Настала очередь ближнего боя. Несколько ударов сабель положили конец оставшимся тварям. Венс осмотрел тела и в который уже раз подумал, как несправедлива жизнь. Но он отогнал от себя эти мысли, т.к. они мешали его работе, тем, что он и является уравнителем справедливости.

Охотники погребли тела людей и вампиров, предварительно придав их очищающему пламени. Венс отметил это место на своей карте, на которой и так значилось множество пометок о предыдущих операциях его команды.

Желтый глаз внимательно следил за этим. Особенно его заинтересовала карта.

Команда борцов с нечистью развела костер и расселась вокруг него, думать о чем-либо никому не хотелось. Ларренс, младший из дружины, молвил: ”Почему мы убили этих людей? Мы могли бы отправить их в Дагон Фел… Тамошние мудрецы наверняка придумали бы способ их спасти… Они не заслужили такой участи.”

Сигриенс, Старейшина в команде, хрипло произнес:”А что такое справедливость? В мире нету ее… с тех самых пор, как он появился. Надо всего добиваться самому. Я был в Морровинде, когда люди массово стали заболевать корпрусом… Мы не знали, как их спасти, и нам приходилось лишать жизни тысяч людей… Если бы мы знали лекарство от вампиризма, то мы бы давно начали бы спасать людей ценой даже собственных жизней…”


На ближайшей сосне тем временем монотонно пел свою извечную песнь древний ворон…Никто не подозревал из сидящих рядом, насколько древним был этот ворон…


Спустя двести лет, в замке Фросткрег на границе со Скайримом.

За окнами бушевала сильнейшая вьюга, как и века назад…

Лайонс, Главный Писец Ордена, обучал новое поколение охотников:”Если человек стал пищей для вампира, то еще не все потеряно”. При этих словах он поднял пузырек, заполненный странной на вид жидкостью алого цвета.

"Когда то об этом можно было только мечтать, в те времена приходилось убивать людей, оскверненных укусами вампиров. Тогда Охотники были злее. Но и вампиров было намного больше. Никто не знает, кто и когда изобрел эту панацею, но основоположниками была команда Венса-Бесстрашного, жаль, что он погиб так бесславно в снежной пустоши Скайрима…”

Один из учеников с интересом спросил:”А давайте вы нам расскажете подробнее?” И голоса всех детей вторили иму :”Хотим историю, хотим историю!”

Лайонс улыбнулся и вернулся в своих мыслях в прошлое. В жестокий мир. Но это было все же его время. Время великих подвигов и пророчеств…


Не будут забыты герои,

Истории вечные творцы,

Те, кто кровь свою проливал,

Людей беззащитных грудью своей прикрывал.


Утром мороз усилился. Древние сосны стояли, согнувшись под тяжестью снега. Иней был даже в носу. Венс дал команду сворачивать лагерь. Когда все уже были готовы отправиться в путь, на небе показалось огромное нечто цвета камня. Нечто спалило и сосны и половину команды впридачу. Сигриенс бросился на него с мечом, но стал завтраком чудовища. Ларренс впал в шок и стоял, как статуя Акатоша, пока его не охватило пламенем. Венс же бросился к твари бесстрашно и посмотрел ей в глаза. И увидел только два осколка льда. Он только успел крикнуть :"Дракон !” В следующую секунда Венса уже лежал в крови. Приближалась последняя секунда его жизни.

Когда дракон улетел, С ветки спорхнул ворон. Ворон с желтыми глазами и обратился в человека в черной одежде и в капюшоне. Глаза его так же были желтыми. Он подошел к Венсу и забрал из его походной сумки карту. Венс уже увидел его… Желтоглазый, склонясь над ним, прошептал:”Спи спокойно, свою воинуты выиграл и не будешь забыт” и воткнул кинжал ему в шею.

Медленно отойдя от тела Венса, желтоглазый сказал :”Дракон вернулся. Пророчество сбывается.”

Спустя минуту на поляне не осталось ни одного следа желтоглазого. Он их в принципе не мог оставить.

Глава II Драконорожденный

Никто не знает его имя,

Никто не ведает его судьбы,

Но суждено ему ведь было,

Пасть выбором красавицы-судьбы…

Фолкрент, город одноименного холда, недалеко от границы Скайрима с Сиродиилом и Хаммерфеллом, спустя 4 дня после смерти Венса.

"Голова болит нещадно. Что за жесткая кровать? И где я? Хотя нет, лучше – кто я? Так, что я делал вчера? Что такое вчера?” – кое-как Кайл поднялся с тюремной кушетки. Зарешеченное окно было направлено как раз на Сиродиил. Какое-то странное чувство тоски, тревоги и отсутсвующих воспоминаний смешалось в его сознании. Он сели и попытался почесать нос… Но руки были сцеплены наручниками.

В камеру вошел священник 8 божеств и охрана. Священник предложил Кайлу во всем сознаться, чтобы получить более легкую смерть:” Иначе тебя четвертуют, ослепят, выжгут позорное клеймо и только потом перейдут непосредственно к казне. Здесь порядки суровые.”

Кайл, ничего не понимая, спросил: ”А что я такого сделал, что меня ждет казнь и как я здесь оказался?”

Священник заявил :”Мы нашли тебя около деревни Соденнхельм.. но мы не нашли никого в живых… Поэтому мы и хотим узнать как ты вырезал так жестоко целую деревню, а потом и спалил ее??? Потом ты был в беспамятстве… по нашим законам тебя ждет еще легкая казнь. Мне противно с тобой говорить.” Священник плюнул в кайла и ушел из камеры, добрые стражники помогли Кайлу проспать до самой казни, уложив его одним ударом головой о каменную стену.


Герою нашему Ад снился,

Забвение достать его пыталось,

А холод все терзал его,

Пока Судьба-Красавица не вспомнила о дитяти своем…

Палачи в Скайриме ребята веселые. Шутки любят. Но Кайлу попался серьезный, мастер своего дела: ”Деньги вперед.”

-Какие деньги?

-Я что задаром мечом махать буду?

-А где я их достану, я даже не помню, кто я….

-Все вы так говорите.

А вот в извращении нордам не откажешь.

-Так что сначала я отрублю тебе уши, за них мне в алхимической лавки дадут вознаграждение.

-А вы до или после казни обычно это делаете?

Народ, собравшийся на площади гулко рассмеялся и требование "До!” слилось в единый гул.

-Так уж и быть, уговорили… Тебя хоть звали то как?

-Dovahkiin.

За Кайла ответил человек. Седой, но с сильным и смелым лицом. Его смелость не зависела от двух акавирских сабель, висевших на его поясе.

Народ с ужасом, а Кайл с абсолютным непониманием уставились на Ардина.

-Я последний из клинков и пока Скайрим еще часть Империи, у меня есть право помиловать этого преступника, что я и делаю, т.к. у меня свои планы на его дальнейшую судьбу.

-А у нас планы на сегодняшнее представление! – Отрыгнув, сказал упитанный детина с кретинским выражением лица. Толпа присоединилась к его веселью. У людей заблестело что-то в руках… и это были не монеты палачу.

Акавирская сабля отсекла от весельчака ухо. Даже три уха. Причеем одно из них попалось под саблю случайно.

Поворот. Уклонение. Удар. И палач никогда больше не сможет работать. Он вообще уже ничего не сможет делать.

Одним ударом скимитара наручники превратились в пыль.

Удрать из города не оказалось слишком трудным делом.

В 20 километрах от города Ардин остановился и отдышался. Возраст все же давал о себе знать.

Кайл спросил: ”Так куда теперь мы бежим? И Зачем вы спасли меня?”

Ардин в ответ сказал: "На Юг, В Бруму, в Сиродиил, там у нас есть сильные союзники и Имперский военный корпус. А куда тебя применить у меня есть свои идеи, о которых тебе рано знать.”

-А можно последний вопрос?

-Спрашивай.

-Что значит Dovahkiin?

-Драконорожденный.

И они двинулись в путь. Навстречу Судьбе, Смерти и Истории. А ворон с желтыми глазами пристально наблюдал с ветки.

История нового подвига началась.

Продолжение следует

Мне нравится    0