Филин

 Bethplanet  Сюжет Skyrim  RJ 1624 0

Четвертая эра. Развал Империи. Провинция Скайрим.

Заключенный ожидал удара топором стоя на коленях и склонив голову. Герольд ярла зачитывал приговор, а снег все шел. Наконец палач поднял топор для решающего удара.. и рухнул на эшафот, из его груди торчала стрела. Все тут же повернули головы в сторону стрелявшего. Это был мужчинв среднего роста в тяжелой броне. Но не успели стражники стоявшие рядом с мертвым палачом обнажить клинки, как неизвестный был тут как тут и рассек обоим горло односторонним лезвием тонкого и длинного меча . Не успела толпа ожидавшая зрелищной казни сообразить, что произошло, а неизвестный рыцарь уже убегал с заключенным перед этим разрубив звенья кандалов в которые был закован преступник. Час спустя, они оторвались достаточно далеко, чтоб бывший узник мог спросить у неизвестного спасителя "какого хрена”?

– Меня зовут Эсберн, я последний из Клинков, – сказал рыцарь, – спас я тебя не просто так.

– Я догадался, всю жизнь от меня что-то хотят, хотя я очень рад, что именно на казни тебе от меня, что-то понадобилось.

– Ты Драконорожденный, последний из древнего рода Септимов, чья династия драконорожденных сдерживала его, – медленно проговорил Эсберн, – тебе предназначено спасти мир от него, ты последняя надежда на спасение мира.

– От кого я должен спасти мир? – просипел помрачневший Довакин.

– От Алдуина, известного как Поглотитель Миров.

У подножия горы Глотка Мира.

Спустя три дня после освобождения прям из под казни Довакин и Эсберн тренировались фехтованию и обсуждали дальнейшие планы.

– Того чему обучил тебя я недостаточно, – сидя за костром и поедая жареного кролика проговорил Эсберн, – мы шли сюда три дня, я на остановках обучал тебя фехтованию и старался ответить на все твои вопросы, но полность подготовить могут тебя только Седобородые. Это древняя раса, их практически никто не видел, но они есть и у них ты сможешь найти интересующие тебя знания.

– Хорошо, я поднимусь к ним.

– Путь не быстрый, тебя ожидают семь тысяч ступеней и не только они... – задумчиво сказал Эсберн, – мне туда нельзя, поэтому ты поднимешься один, а я буду ждать здесь.

Путь и в самом деле был долгим и тяжелым. Поначалу все было хорошо, но чем выше, тем больше снега падало и ноги отваливались от усталости. Затем как и говорил Эсберн не только ступени и снег ждали его. Начали попадаться живые скелеты с которыми он не без труда, но расправлялся. Но внезапно он услышал ни на что не похожий рев и увидел гигантского дракона кружащего вокруг него и явно ищущего его. Довакин вынул меч из ножен и в этот момент дракон увидел его и подлетев достаточно близко дыхнул пламенем. Драконорожденный отскочил в сторону, но его руку задело и теперь кожа дымилась и покрылась волдырями. От боли Довакин ничего не соображал, но успел заметить как дракон развернулся и внезапно ударил хвостом. Довакин успел закрыться щитом, но удар был такой силы, что он просто отлетел на край, а затем упал за край горы, в пропасть. Дракон явно довольный что так легко расправился с человеком расправил крылья и улетел. Дракон не знал, что его жертва висела на краю пропасти держась одной рукой за выступ. С трудом залезнув обратно раненый Довакин начал подниматься дальше вверх. Дойдя до вершины он увидел перед собой статую воина из бронзы, а за ней арку. Он понял что ему надо пройти сквозь нее, но не успел он пройти несколько шагов как статуя воина издала рев и он услышал "КТО И ПО КАКОМУ ПРАВУ СМЕЕТ ИДТИ В ОБИТЕЛЬ МУДРОСТИ!?”. – А?

Статуя внезапно ожила и подняв тяжелый бронзовый меч попыталась разрубить его. Довакин отскочил и сотворил огненый шар, но из-за боли шар получился слабый, а когда он метнул его в статую, то бронзовый воин даже не шелохнулся, а продолжил свое движение на Драконорожденного. Статуя сделал еще несколько выпадов своим тяжелым мечом и в конце концов достала Довакина которого отбросило к постаменту на котором стояла статуя. Довакин хотел уже бежать вниз от статуи как увидел на постаменте непонятные руны, но самое удивительное было когда загадочные символы обрели смысл для него и он смог их прочесть.

– Каждый принимает конец своего кругозора за конец света, – прошептал Довакин. Статуя замахнувшись для последнего удара замерла, а затем спокойно перешагнув через лежащего Драконорожденного встала на постамент и не шевелилась. "ПРОЙДИ В ОБИТЕЛЬ МУДРОСТИ, ЧТОБЫ ПОСТИГНУТЬ ВСЕ”. Потрепаный герой прошел мимо статуи к большой арке, чем-то напоминавшую врата Обливиона которое он видел в книгах, и подойдя к ней увидел лестницу котороя вела вниз к поразительной красоты городу, который распологался прям в углублении вершины будто в жерле вулкана. Он спустился по лестнице вниз и понял, что его уже давно ждут. Те кто ждал были маленького роста, но весьма широкие в плечах.

– Долго же ждали мы тебя, – сказал самый старый и умный на вид человечек. – Полагаю ты знаешь кто мы и для чего ты здесь. Если нет то позволь представиться - я Иримул, старейшина нашего древнего народа, твой народ называет нас Седобородыми или... двемерами.

– Я думал двемеры давно вымерли.

– Большинство да, но мы еще остались хоть и пришлось оградить себя от цивилизации. Если бы люди знали про нас, то на нас началась бы настоящая охота.

– Понимаю. Мне рассказали, что миру грозит опасность в виде какого-то демона Алдуина и что я последний из рода Драконорожденных.

– Все верно. Только Алдуин не демон, а бог, один из многих богов, но в отличие от других он существует по настоящему, а не выдуман глупыми людьми, – тихо сказал Иримул. – Именно он может с легкостью уничтожить наш мир. Здесь мы все знаем глядя на звезды и читая по ним будущее. Ты возможно не знаешь, но это мы послали Эсберна за тобой когда окончательно поняли, что пришло время.

– Время чего?

– Возвращения Алдуина. Линия Септимов была отдельной ветвью Драконнорожденных и столетиями охранялась Клинками. Но после уничтожения династии Септимов Клинки выслеживались и уничтожались один за другим. Возвращение драконов предсказывалось Древними Свитками, предтечами возвращения стали уничтожение Посоха Хаоса, создание Нумидиума, битва на Красной Горе и Обливионский Кризис. Последнее событие перед возвращением – это гражданская война народа Скайрима. Драконов становится все больше и больше и кульминацией их прихода станет появление Алдуина. И тогда никто и ничто его не остановит.

– Тогда что должен сделать я?

– Не все сразу, – улыбнулся Иримул, – для начала мы покажем тебе как уничтожать драконов. Мы покажем тебе волшебные крики драконов основанных на из языке.

– Вы научите меня языку драконов?

– Научим? Ты его уже знаешь, – заулыбался Седобородый. – или как ты тогда остановил нашего стража?

После трех недель тренировок у седобородых и путешествий по горам Скайрима меня посвятили во все тайны, что знали древние мудрецы. После путешествий мне удалось найти немало артефактов и заработать неплохие деньги за некоторые услуги оказанные гражданам больших городов. Это дало мне возможность купить отличное вооружение и изучить несколько полезных заклинаний. Так же удалось узнать, что имперский легион базирующийся в Солитьюде, который воевал с объединенной армией шести городов под предводительством ярла Виндхельма, которые хотели независимости Скайрима от Империи, был поддержан солдатами оставшихся трех больших городов и силы уравнялись. Мятежники наносили партизанские удары армии империи благодаря хорошему знанию местности, а те устраивали облавы на отряды окруженных мятежников. Я понимал, что надо остановить эту междуусобную войну и придется принять выбор за кого мне идти. Дальнейшую информацию, я узнал в небольшой деревне у торговцев, которые на удивление знали про боевые действия много нового.

– Эх, одни убытки из-за этой войнушики нынче, – сказал лысый старик стоящий около повозки с товарами. – Нет управы на разбойников которых расплодилось как тараканов! В городах маленькие гарнизоны, все ушли воевать, а на защиту простого люда теперь всем плевать! Вчера на меня напала шайка разбойников, так я увидел на одном из них знаки различия сотника Рифтена! Если бы не усиленная охрана каравана, то не разговаривал бы я тут с тобой.

– Привыкай. Мне наоборот даже удалось заработать немного на продаже кирас и щитов! – ответил толстый торговец одетый в шелковые одежды. – Меня больше интересует кто победит, мятежники или имперский легион. Насколько я знаю империя получила крупные подкрепления из ... Думаю они победят.

– Брось! У мятежников больше людей и выглядят они крепче имперцев.

– Зато у империи мощнейшая тяжелая пехота, дисциплина и грамотные командиры!

– Кстати я слышал обе стороны собирают все свои силы для главной баталии которая решит исход войны.

Узнав об этом, я рассказал все Эсберну. Тот подтвердил мои слова, сказав, что я решу на чьей стороне будет победа. Я немедленно двинулся к ярлу Орноду который руководил мятежниками, для выяснения причин войны и текущей ситуации у нордов. Прибыв в лагерь мятежников, я застал ярла и командиров нордов за картами. Я представился и начал расспрашивать ярла.

– Мы начали эту войну для того чтобы наш гордый народ мог сам творить свою судьбу! Как умер король, этот старый пердун, ставленик империи, я понял, что это шанс действовать! Мы не дали даже сообразить имперским в чем дело и обрушили всю свою мощь на легион! Мы бы выиграли, но нас предали собственные братья выбрав сторону этих.. засранцев! Завтра на рассвете мы выдвигаемся и в полдень решится наша судьба!

Покинув лагерь нордов, я направился в лагерь имперского легиона который стоял за рекой у холмов. Встретив командующего я спросил как он оценивает свои шансы на победу. Синдериус был крепким и мускулистым, но спокойным человеком.

– Наши силы равны и поэтому все решит тактический исход, – медленно говорил Синдериус – все же их численность больше, но мы тренированные профессиональные солдаты, а у них обычные люди вооруженные чем попало. Наша армия состоит из тяжелой пехоты, но у мятежников есть несколько отрядов конницы. Мы конечно тоже набрали ковалеристов, но у нас их единицы. Все решит смелость, умение и.. вера в победу. Они никогда не поймут, что Империя обогощает их культурой, правильными законами и знаниями.

Найдя Эсберна , я рассказал ему все, что удалось узнать и спросил его мнения на чью сторону встать , но он ответил, что решать должен только я. И я решил.

С рассветом четыре тысячи солдат имперского легиона, тысяча из которого была армия трех городов поддержавших империю двинулась к деревне Винсла намереваясь именно там на поле у деревни развернуть войско для предстоящей битвы. Четыре тысячи закаленных в боях и хорошо экипированных и обученных воинов шли по тракту вздымая пыль, готовясь принять на свои мечи шесть тысяч воинов мятежников жаждавших крови.

–Да, именно здесь мы их примем, – сказал Синдериус Довакину. – Я рад, что ты со своим другом Эсберном решил поддержать нас, это много значит для меня. Затем он крикнул своим офицерам: расставить наших нордов по флангам и в тыл ихних лучников! Наши легионеры будут держать фронт! Разбить легион на три части по тысяче человек каждая! Я поведу авангард. Приготовится!!!

– За Императора!!! – крикнули офицеры.

– Оккупанты не устоят перед нашим натиском! – крикнул Орнод, чтобы поддержать командиров отрядов, – Наше преимущество в нашей кавалерии, разбейте конницу на два отряда по двести пятьдесят человек и ударьте по флангам!

– Конницу могут достать их лучники, – проговорил один из командиров.

– После быстрого разрыва флангов лучники дрогнут и конница добьет их! – сказал Орнод. – По подразделениям!

– Смерть оккупантам и предателям!!! – рявкнули командиры.

– Двинулись! Мятежники двинулись!

Я увидел как из-за холма выкатилась огромная волна называемая армией мятежников. В центре была пехота которая шла клином намереваясь разорвать ровные квадраты легионеров. Слева и справа показалась конница которая двигалась прямо на фланги где стояли лояльные империи норды. Чувствовалось как дрожит земля. Послышался свист с обоих сторон и небо озарил дождь стрел. Вскоре последовал второй залп лучников. Теперь сойдемся понял я и был прав.

– Держать строй!!! – закричал Синдериус, он сидел на коне и находился в центре квадрата пехоты.

Клин мятежников с ревом врезался в плотные ряды имперцев. От лязга железа и криков волосы вставали дыбом. Почти в тот же момент конница мятежников обрушилась на фланги нордов. Синдериус знал, что Орнод не пошлет кавалерию в центр, так как те не пробьют строй легионеров и залпы лучников которые стояли позади пехоты быстро рассеют кавалерию. Но он снарядил первые ряды нордов пятиметровыми пиками и заранее постарался, чтобы норды приняли конницу на возвышении. Тем временем клин мятежников удачно врезавшись в ряды имперцев начал вязнуть и спотыкаться. Я понял, что мне пора включиться в битву и дойдя до места битвы начал сражаться. Краем глаза я посмотрел в сторону левого крыла где был в левом квадрате пехотнцев Эсберн. Я видел, что там кипел жестокий и кровавый бой. Мятежники накатывались на квадрат пехоты яростными волнами, но имперсикий солдат был крепок духом и не поддавался напору. Я же расправился уже с пятью нордами и продолжал отбивать и наносить удары.

Эсберн был Клинком и знал военное дело в совершенстве, но даже он понимал, что ситуация на левом крыле становилась не в пользу имперского легиона. Конница мятежников все же разбила нордов на левом фланге и теперь неслась на левое крыло пехоты. Эсберн мгновенно понял чем это грозит и начал разворачивать левое крыло навстречу. Пехота приняла конницу прямо на пики и начала добивать. Эсберн понял, что их крыло понесло огромные потери и квадрат начал распадаться. Он взял за плечо первого попавшегося под руку солдата и приказал ему бежать к Синдериусу просить помощи. Тот еле пробившись к командиру передал слова Эсберна.

– Передай Эсберну, что ему придется самому решить эту проблему, у меня просто нет возможности дать ему людей.

Выслушав солдата Эсберн поглядел как вокруг него умирают имперцы, пехота рассеилась и вокруг был только хаос. Он закричал, что приказывает всему левому крылу отходить к центру и соединиться с центральным квадратом. Развернувшись он хотел было прикрыть отход солдат, но увидел перед собой только лезвие топора. Норд подскочивший сзади ударил топором развернувшегося к нему Эсберна в челюсть. Эсберн покачнулся и упал на холодную землю. Но холода он уже не чувствовал.

Я с разворота полоснул по груди подвернувшегося мятежника в ржавых доспехах и начал глазами искать предводителя мятежников, ярла Виндхельма Орнода. Довакин увидел его неподалеку, в пылу сражения он бился с двумя легионерами. Прорвавшись к нему Довакин с наскока попытался разрубить его пополоам, но его удар принял на себя щит ярла. Орнод зарычав бросился со своим мечом на Довакина и сделал несколько резких выпадов от которых Довакин с трудом, но все же отбился. Подскочив друг к другу они сошлись мечами и осыпали друг друга сильнейшими ударами. Довакин убедился, что в этой стычке у него равные шансы против ярла, но он уже устал и поэтому понимал, что долго не сможет держать темп битвы. Подождав пока Орнод начнет атаковать Довакин резко ушел от прямого удара вправо и выпустил из руки огненую вспышку прямо в ярла, тот отшатнулся и замахал руками, но этого было достаточно , чтобы Довакин подскочил к нему и с размаху рассек Орноду горло. Орнод упал на колени, выпустил из рук оружие и зажал горло руками, но это не помогло и кровь лилась на землю. Через минуту силы покинули его окончательно и остекленевшие глаза смотрели в пустоту.

В дальнейшем историки описывали это сражение как одно из самых важных битв в истории. Всего в этой битве погибли или были взяты в плен пять с половиной тысяч мятежников. Историки так же объясняют проигрыш мятежников вмешательством магии которую применил один из воинов легиона. Солдаты легиона говорили, что как только левый фланг из нородов был уничтожен, а левое крыло пехоты было развалено, то один из бойцов применил странную мощную магию крикнув что-то на неизвестном языке в сторону врагов. На мятежников обрушился магический импульс оглушив на несколько минут и замедлив новую волну атаки. Это дало время на перегрупировку , остатки пехоты из левого крыла соединились с центром и вместо оборонительной тактики сами атаковали мятежников прорвав их фронт. Так же этот так называемый крик который оглушил левую наступательную волну мятежников имел и чисто психологический характер. Боевой дух нордов пошатнулся, а имперцы воспряли новой силою, обретя второе дыхание. И принялись воины империи бить и лупцевать нордов со всей жестокостью вконец развалив вражеские ряды, а правое крыло имперцев настолько яростно сражались, что просто разметали мятежников сея страх в их сердцах. Ошметки мятежной армии нордов бежали с поля боя будто сам дьявол за ними гонится. Но не стал легион после столь славной победы на лаврах почевать, а быстрым ходом двинулся к мятежным городам с легкостью брав их и ярлов мятежных казня. Так и закончилась война за независимость от Империи.

У подножия горы Горло мира.

– Ты сделал еще один шаг к победе! Ты закрыл брешь в этот мир для Алдуина и теперь он не сможет прийти в этот мир в своем истинном обличии, – грустно улыбнулся Иримул.

– Почему у тебя такое выражение лица? Что-то случилось? Почему вы ВСЕ здесь? – удивленно спросил Довакин Иримула. Все Седобородые были внизу у горы, а не у себя на горе.

– Дело в том мой мальчик, что мы не просто так поселились на вершине этой горы, – промолвил Иримул, – Ты видел перед спуском в нашу обитель арку? Именно через нее пройдет отголосок сущности Алдуина. Самого Алдуина никому не победить , но он может выкинуть в наш мир часть своей силы, своей сущности, но даже она может нанести огромный вред всему и продолжить искать способ провести самого Алдуина в этот мир. Узнав что ты победил в битве, я понял, что самое опасное позади, но так же понял, что неизведанная сила начинает прорываться сюда через арку. Я собрал свой народ и был вынужден покинуть свой дом, чтобы не быть окончательно уничтоженными. Но это еще не все... – старец тяжело вздохнул, – он уже спускается сюда по ступеням, ты должен остановить его! Удачи тебе в этой битве!

Спустя несколько минут после ухода Седобородых, я стоял у подножия горы и ждал отголосок силы Алдуина с обнаженным клинком. Он показался не сразу, сначала я услышал его рев, а затем увидел его. Он летел прямо над ступенями в виде большого черного дракона, от которого отрывались шлейфы черного дыма. Увидев меня впереди он открыл пасть явно намереваясь дохнуть огнем, но я использовал крик замораживаня прямо на него. Крик ударил Алдуина прямо в его черную морду, но это похоже только взбесило дракона еще больше. Он дыхнул на меня огнем, но не обычным, а черным как тот дым который отрывался от его чешуи. Я отскочил в сторону за камень, а потом сотворил щитовые чары. Огонь прошелся по магическому щиту не обжигая меня, но я почуствовал, что щит критически истончился и не выдержит следующую атаку. Сосредоточив всю энергию в себе я ударил из обеих рук электрическими молниями в дракона. Дракон заревел и попытался развернуться и ударить меня хвостом, но я продолжал испускать молнии из рук. И тогда произошло то ,чего я никак не ожидал от дракона, он использовал драконий крик расщепления, но он оказался достаточно слабым и я смог отразить его защитным заклинанием. В это время дракон превратился в ту самую темную энергию похожую на черный дым и просто мягко падал на землю. Я огляделся, то что я победил дракона было очень много сомнений, Иримул говорил, что это не сам Алдуин, всего лишь его дыхание в этот мир, но даже дыхание Алдуина было посильнее обычных драконов которых тоже не просто убить. В подтверждение моих слов растекшийся черный дым начал собираться воедино и вот передо мной стоит худощавый человек одетый в черный кафтан от которого исходил тот самый "дым”, на плечи спадали длинные, прямые, черные волосы, у него было бледно-серое лицо на котором были черные белки глаз, а вместо человеческих зрачков были змеиные цвета огня.

– Я чувствую в тебе драконью кровь, ты тот самый человечишка, что не дал пройти мне в этот мир полностью, – зашипел Алдуин в обличье человека, – ты даже не представляешь, что значит разозлить меня, но ничего, расправившись с тобой, я найду способ открыть портал. Ты слишком много взял на себя и пришло время искоренить ваш род навсегда.

С этими словами он в момент оказался рядом со мной и ударил меня тыльной стороной ладони по лицу так, что мне показалось будто лицевая кость хрустнула. Затем взяв меня рукой за горло и подняв так, что мои ноги отровались от земли, он начал с душить меня. Я не мог разжать его пальцы и силы начали покидать меня. Вспомнив, что у меня за поясом был зачарованный кинжал, я достал его и полоснул Алдуина по державшей руке так, что ему пришлось отпустить меня и на его прежде не выражавшем эмоций лице, я увидел смесь ярости и.. паники. Меня внезапно озарило, я понял, что он смертен, что он слаб и он боится умереть. Я поднял упавший меч и напал. Надеясь, что раз Алдуин без оружия, он не сможет защититься, я совершил большую ошибку не взяв щит. Алдуин выпустил из рук энергию, как тот самый черный дым и энергия отбросила меня на десять метров разломив кирасу и явно переломав мне несколько ребер. Лежа и стоная от боли, я краем глаза видел как алдуин подходит ко мне, в надежде защититься я метнул в него огенный шар, но Алдуин отмахнулся так небрежно словно это был летящий навстречу лист с дерева. Встав надо мной он несколько раз пнул меня по сломанным ребрам явно получая от этого удовольствие. Его лицо выражало победу надо мной.

– Ты жалкое отродье, – он пнул меня еще раз, – ваш род всегда мешал мне и ставил препятствия. В тебе всего лишь капля от крови твоих предков, у которых была всего лишь капля крови от драконов. И вы смеете называть себя драконорожденными! Ты знаешь как погиб твой жалкий предок в которм оставалось немного от дракона? Он сам убил себя, обрекая свой мир на дальнейший крах! Смотри! – С этими словами Алдуин направил на меня руку показывая мне видение как какой-то человек благодорит другого воина за все и бежит в центр большого помещения, вроде бы храма. Я внезапно понял кто это, читая книги я не раз натыкался на великий подвиг Мартина Септима пожертвовавшего собой ради спасения Империи от вторжения из Обливиона. Я видел как крышу храма проламывет невероятных размеров демон, вероятно сам Мерунес Дагон и затем Мартин превращается в Огненного Дракона и побеждает Дагона.

– Вашему роду не суждено остановить меня от прихода в этот мир! Меня не победишь!

– Показав мне это видение ты сам дал мне оружие. Никто не знал как Мартин превратился в дракона. Я видел, точнее слышал, что сделал Мартин, – спокойно говорил я видя как расширяютс глаза Алдуина от страха, – он превратился в дракона благодаря драконьему крику!

– Нееет!!!

– ʄɨŋgɨɣə!!!

После этого крика последний из рода драконорожденных превратился в гигантского Огненного Дракона. Алдуин видя это тоже принял облик дракона и дохнул темной энергией на Огненного Дракона. Это была настоящая битва на смерть где не было милосердия. То как вцепились эти драконы друг другу в глотки невозможно описать. Но в конце концов одолел Огненный Дракон Алдуина, Пожирателя Миров называемого, разодрав ему горло и вышла из раны часть сущности Алдуина, Смертельным Дыханием именуемая, а тело Алдуина превратилось в пепел который по воздуху развеялся.

– Не думаю, что кто-нибудь когда-нибудь повторит то, что сделал ты, – потягивая медовуху сказал радостный Иримул. – это подвиг на века, весь Нирн уже знает, что произошло у подножия горы Глотка Мира. Искатели приключений, рыцари, купцы, лорды едут сюда, чтобы только увидеть место сражения. Скажи, а чем теперь займешься ты?

– Ну, я узнал, что во мне есть капля крови Септимов, а в Скайриме нет законного наследника, – улыбнулся я. – Думаю люди с радостью примут меня. А пока, выпьем!

– Выпьем!

Мне нравится    1