dimonuzzz

 Bethplanet  Сюжет Skyrim  RJ 1331 3

Предисловие

День выдался непогожий. С самого утра и до самого вечера мерно капал дождь, и все существа, будь то животные, меры или люди спешили попрятаться от падающей с небес воды. Хотя, в любом правиле есть исключения, аргонианам сей день очень даже нравился. Но речь, к счастью ли, к сожалению ли, не о них.

В таверне «Объятия тролля», которая приютилась у дороги, идущей вдоль Темного леса, горел яркий свет. Несмотря на позднее время, посетители этого заведения не собирались расходиться в комнаты для отдыха, и уж тем более никто не спешил продолжить свой путь ночью, да еще и под дождем. В таверне шел жаркий спор, темой которого являлась давняя легенда о герое, спасшем мир толи от конца света, толи от тирании какого-то особо злого деспота. В общем, люди (а также эльфы, орки и один хаджит) не могли вспомнить самого главного: о чем, собственно, было, сие предание старины глубокой.

− И вот, он, значить, этот самый Довки, и говорит личу: «Не бывать твоей власти, значить, на этой земле!», и как бахнет его по башке! Ну, этим самым своим молотом-то волшебным. И, значить…

− Да хватит врать-то, не о том легенда! И не Довки, никакой, а Доввалкин, что с двемерского переводится «мудрый»! И он не с нежитью сражался, а магом великим был, новое заклятие придумал!

− Да, тебе-то почем знать? Думаешь, коли знаешь пару слов магических, так сразу мудрец?!

− Пару слов? Пару слов?! Да я ученик мага, в Университет Таинств еду! Да я пальцем щелкну, сожгу тебя!

− Э, уважаемый, может не надо никого жечь? Может ну его этого вашего Довалина? – хозяин таверны, уже давно пытался уйти от опасной темы, из-за которой спорщики разбили уже несколько тарелок, но все усилия держателя постоялого двора, пропадали даром.

− Довакиин – внезапно раздался громкий голос.

− Что? Кто это сказал? Откуда знаешь? – загомонили посетители.

− Его звали Довакиин – из темного угла таверны мягко вышел немолодой мужчина, с не примечательным лицом и усталыми глазами.

− Может, ты и легенду знаешь, раз такой умный? – издевательским голосом задал вопрос один из недавних спорщиков, орк-маг, совсем еще зеленый юнец, как бы это странно не звучало в адрес представителя расы воинов и кузнецов.

− Знаю. Но просто так не расскажу – спокойно ответил мужчина.

− Ну и чего же ты хочешь?

− А вы купите мне кружку эля. А то в горле пересохло, а деньги закончились.

− Ишь ты какой! Мы купим, а ты нам бред какой-нибудь расскажешь? Сначала история, потом эль! Правильно говорю? – одобрительный гул подтвердил слова орка.

− Коли так дело ставите, тогда усаживайтесь поудобней, история будет долгой…

Легенда, поведанная неизвестным сказителем.

Заново рожденный.

 

…через двести лет. Ты согласен?

 

 

− Согласен!

 

− Но есть одна проблема. Ты потеряешь…

 

***

Темнота. Спокойствие. Звук.

Звук?

Он прислушался. Звук был совсем рядом. Так могла гомонить толпа. Но людей рядом не было. Или были?

Движение. Внезапно пришло ощущение тела. Он шел. 

Нет. 

Его вели. 

Шум толпы усилился. Почему темно? Глаза.

Он открыл глаза.

***

Небольшой городок Хелген был взволнован. Еще бы! Не каждый день стража ловит разбойников, вот уже который месяц промышляющих на дорогах и обирающих торговые караваны до нитки. Толпа на главной площади бурлила. Казнь!

Возможно эти люди, в общем-то, тихие и спокойные, будучи наедине с собой, раскаются в том, что вершилось на площади. Но не сейчас. Сейчас это толпа. Безликое чудовище, жаждущее крови. И толпа не успокоится, пока не напьется этой дарящей жизнь жидкостью. Ярость и гнев людей нашли свой выход.

На помост, стоявший в центре площади, вышел высокий и светловолосый, как и все норды, немолодой бурмистр города, Йугурд Мейс. Перекрикивая шум, он начал свою речь:

− Как вы все знаете, прошлые полгода вышли очень неудачными для Хелгена. Мы не получали товары, не могли отправить послание и не знали новостей из столицы округа. Но это время в прошлом. Бандиты, виновные в наших несчастьях, пойманы!

Новая яростная волна криков прошла по площади.

− Вывести их!

Стражники стали по одному выводить связанных людей. Побитые и изнеможённые, они не создавали вид грозных разбойников. Некоторых даже не выносили на помост.

− Поскольку мы живем в цивилизованном государстве, над преступниками будет совершен суд, после чего приговор, вынесенный мной, будет приведен в исполнение – бурмистр подошел к заключенному, стоявшему в начале шеренги – Йонгурд Райл, норд, вы обвиняетесь в грабеже, убийствах и не чтении Девяти. Даю вам слово.

− Ммм…

− Он настолько озверел, что даже слова сказать не может! – раздался крик из толпы.

− Вижу вам нечего сказать в своё оправдание. Повесить. – бурмистр подошел к следующему – Рай Онес, имперец, вы обвиняетесь в грабеже, убийствах и не чтении Девяти. Что скажите?

− Я не делал этого! Я простой фермер и… 

− Вы смеете лгать на суде?! Повесить.

− Но… − только и успел сказать Рай перед смертью.

− Прерин, данмер…

− Данмер! Убейте проклятого выродка! – снова загомонила толпа.

− …вы проговариваетесь к повешению.

− Ирвар Ренс, раса не установлена, вы обвиняетесь в…

Огромная тень накрыла город, в очередной раз прервав Йугурда.

− Что это? – толпа заволновалась, толпа почувствовала опасность.

Раздался оглушительный рев, который заставил вздрогнуть всех находившихся на площади людей и нелюдей.

− Др… Дракон! Спасайтесь!

***

Он открыл глаза.

Перед ним стоял какой-то человек. 

− Ирвар Ренс, раса не установлена, вы обвиняетесь в…

Ирвар Ренс? Откуда он знает это имя? Человек обращается к нему. Может это его имя? Наверно. Но в чем его обвиняют?

− Др… Дракон! Спасайтесь!

Дракон? Но тут крепкая хватка, поддерживающая его в вертикальном состоянии, исчезла, ноги подкосились, и он упал.

Темнота.

***

Паника, царившая в городе, была подобна той, что происходит на поле боя, в стане проигравшей армии. Отличие лишь в том, что люди, метавшиеся по улицам, не были воинами, и убегали он не от вражеских бойцов, а от дракона.

Откуда взялось это полумифическое существо, не знал никто. Да никто и не искал ответа. Не до того было жителям Хелгена. Они пытались выжить.

Не удивительно, что седой, крепко сложенный мужчина, тащивший одного из недавних бандитов, того самого Ирвара, не был никем замечен.

А город умирал. Еще сам того не понимая, город доживал последние минуты.

Толпа хотела крови, и толпа её получила.

Из огня, да в полымя.

 

− Вот мы и на месте!

 

− Это он?

 

 

− Да, это он. Храм Повелителя Облаков…

***

− Ирвар? Ирвар, ты меня слышишь?

Ренс открыл глаза. Он лежал на земле, возле костра, а перед ним на коленях стоял немолодой седовласый мужчина.

− Слава Девяти, ты жив! Я уже начал волноваться!

− Что случилось? И кто вы? – спросил Ирвар, осматриваясь по сторонам. Очевидно, он находился в лесу. 

− Что случилось?.. Ты чудом спасся от смерти, не без моей конечно помощи. Но на самом деле, почти всю работу сделал дракон – усмехнулся седой, − Что касается того, кто я… Зовут меня Эсберн. И я бывший Клинок.

Мужчина явно ожидал какой-то реакции на сказанные им слова. Но не дождался. Не потому, что Ирвар обладал особой выдержкой, Ренс попросту не знал кто такие Клинки. Или не помнил.

− Простите, но я не знаю, кто это… − на всякий случай решил сказать Ирвар.

− Не знаешь? – Эсберн выглядел донельзя удивленным.

− Не знаю. Видите ли, я ничего не помню.

− Ты потерял память? – не то вопросительно, не то утвердительно сказал Эсберн – Что ж, тогда я тебе расскажу. Орден Клинков был образован в давние времена, с целью создать личную гвардию императора. И подчинялись мы только императору. В орден брали только лучших воинов, храбрых и доблестных. И каждый Клинок считал великой честью умереть за императора. Но двести лет назад, мы не справились с возложенной на Клинков миссией. Мы не смогли защитить императора и его детей. Неизвестные убийцы забрали жизнь Уриэля Септима и его наследников. Правда, оставался еще Мартин, незаконорожденный сын императора, у которого были права на трон, но... но он пожертвовал собой, разбив Амулет Королей, древнюю реликвию императорского рода, и став воплощением Акатоша. С тех пор династия Септимов прервалась. Клинки просуществовали еще чуть больше полутора века. А затем произошел раскол. 

Дело в том, что после смерти последнего императора, роль главы империи на себя взяли Совет Старейшин. Как они говорили временно. Но кому захочется расставаться с властью? Совет долго засматривался на такое эффективное оружие, каким были клинки. Но каждый грандмастер, который становился во главе ордена, отказывал Совету Старейшин. 

И вот тридцать лет назад, когда Совет в очередной раз потребовал власти над Клинками, тогдашний грандмастер, Стефан его звали, согласился. Среди Клинков нашлось много не довольных, но воля грандмастера была законом, и орден подчинился.

Совет направил нас на усмирение бунта в Скинграде. Прибыв на место, Клинки обнаружили изнеможённых голодом и болезнями крестьян, отказывающихся отдавать последние крохи еды сборщикам налогов. Вот тогда-то и произошел раскол. Некоторые из нас отказались подчиниться, и Стефан отдал приказ убить всех непокорных. Тот день вошел в историю как «Пляска смерти». С того времени Клинков больше не существует. Остатки непокорных разбрелись по свету, а Стефан вместе с подчинившимися Клинкам образовали новый орден: «Око Империи», который существует до сих пор и выполняет указания Совета − было видно, что рассказ не просто дался Эсберну. Мужчина как будто заново переживал всю рассказанную историю. 

На несколько минут воцарилось молчание, которое прервал сам Эсберн:

− Но сейчас важно, не кто я, и кем был, а то, кто ты?

− И кто же я?

− Ты тот, кого боятся сами драконы! Ты Довакиин, Драконорождённый! – Эсберн произносил эти слова очень торжественно и очень пафосно. Даже слишком. 

− Я? С чего вы взяли?

− Когда Мартин разбил амулет, его осколки подобрали Клинки. Осколков всего девять, и один из них волею судеб попал ко мне. Не владеющий силами драконов человек может использовать остаток амулета только для одного: видеть драконорожденных. И сейчас я вижу свечение вокруг тебя. Так работает осколок Амулета.

− И что мне теперь делать? − Ирвар выглядел обескуражено.

− Для начала тебе нужно обуздать всю свою силу. Для этого нужно отправиться к Серобородым. Я доведу тебя до Ривервуда и дам денег. Но в Глотку Мира тебе придется идти одному: Серобородые никого не пускают к себе. Но для тебя, я думаю, они сделают исключение.

***

Дорога до Ривервуда заняла два дня. Ослабленный Ирвар быстро уставал, из-за чего приходилось делать частые привалы. Но, в конечном счете, бывший Клинок и Драконорожденный добрались до города.

Ривервуд был городом лесорубов, и весь его вид как будто кричал об этом. Все дома деревянные, с вычурной резьбой, на улицах свалены еще не порубленные стволы деревьев, отовсюду раздается стук топоров.

В другое время город показался бы светлым и приветливым, но сейчас двух уставших путников встретили угрюмые, подозрительные взгляды. В воздухе витала атмосфера напряженности и ожидания. Ожидания чего-то плохого.

Первым делом Ренс и Эсберн направился в единственный в городе постоялый двор, где они поужинали, сняли две комнаты и пошли спать.

***

 

…посмотри на нас! Мы похожи на две горошины, ты и я! Я буду учить тебя…

 

 

…меч в руке. Взмах. Удар. Звон. Снова взмах. Поворот. Удар.

 

− Молодец, ученик. Ты научился всему, что…

 

***

Утром Эсберн разбудил Ренса:

− К сожалению, мне нужно отлучиться по своим делам. После того как посетишь Серобородых, отправляйся в Вайтран, в таверну «Хмельной норд». Там я и буду ждать тебя.

После чего бывший Клинок дал Ирвару деньги и покинул город.

Первым делом Ренс пошел искать кузнецу, что бы купить меч. Поиски не заняли много времени: кузница стояла через два дома от постоялого двора.

Еще на улице Ирвар услышал громкую ругань, которая доносилась из приземистого деревянного дома, который и служил рабочим местом городского кузнеца. Ренс в нерешительности остановился перед дубовой дверью: ему не хотелось заработать неприятности, но вдруг он сможет чем-то помочь?

Колебался Ирвар недолго. Спустя три секунды он уже заходил в кузницу.

Внутри помещения царил полумрак. Средних размеров комната была заставлена столами с различным оружием, а в дальнем, от Ренса, углу стояли два норда, держащие в руках большие двуручные мечи, и данмер, зажатый в угол. Эльф явно боялся людей, и на все их реплики отвечал неразборчивым, дрожащим голосом. 

− Проклятый синемордый! Отвечай куда дел деньги?!

Ирвара эта троица явно не замечала.

− Кхм − Ирвар попытался привлечь к себе внимание.

− Эй, а ты кто такой?! Проваливай отсюда, пока жив-здоров! – один из здоровяков, наконец, увидел Ирвара.

− Мне кажется, всем было бы лучше, если бы вы убрали оружие и ушли отсюда – Довакиин сам поразился твердости своего голоса.

− Ты слышал, Йонас? Парень оказывается не в себе! Ну, ничего, сейчас я маленько укорочу его на одну голову, и он сразу образумится. 

Норд направился в сторону Ренса, с явным намерением исполнить свою угрозу. Дальнейшие события стали сюрпризом и для двух разбойников, и для самого Ирвара. Лежащий на столе рядом с Ренсом меч, как будто сам прыгнул Драконорожденному в руки, и Довакиин, резко сорвавшись с места, прыгнул навстречу здоровяку. Тот, не ожидав такой прыти, от казавшегося безобидным Ренса, опешил, за что и поплатился. Ирвар легко взмахнув рукой, разрубил нападающего от плеча до лопатки, и, резким движением , вытащил из мертвого тела меч. Труп упал на один из столов, опрокинув его, из-за чего посыпалось оружие, и помещение наполнилось звоном. 

Йонас, увидев расправу над своим товарищем, взревел разъяренным медведем, и совершил ту же ошибку, что и неизвестный, теперь уже мертвый разбойник – он вступил в бой с Ренсом. В течение нескольких мгновений норд лишился одного запястья и головы.

Ирвар остановился, осматривая не видящим взглядом залитую кровью комнату. Он только что убил двух человек! Но страшен был не этот факт, а то, что сам Довакиин не ощутил никакой жалости к мертвым. К тому же поражало то, с какой легкостью он смог победить двух, явно умеющих держать оружие в руках, противников.

− Что ты наделал!

Вопль эльфа вывел Ренса из оцепенения.

− Как что? Я спас тебе жизнь! – Ирвар непонимающе уставился на данмера.

− Они не собирались убивать меня! Это местные! Теперь вся деревня ополчится на меня! О, нет! Ты погубил мою жизнь! Теперь мне придется бежать от сюда, и не известно примут ли меня где-нибудь в другой деревне! – стал причитать эльф, схватившись за голову. 

− Да объясни ты нормально! – Ренс стал раздражаться.

− Объяснить тебе?! Ты сломал мне жизнь! Эти двое, они пришли позабавиться, понимаешь? Они всего-навсего побили бы меня и ушли! Так уже не первый раз было! А я бы продолжил здесь спокойно жить! – данмер стал носиться по комнате – А теперь мне надо бежать! Они скажут, что я убил этих двоих! Или что я нанял тебя!

− Но разве это нормально, что местные развлекаются, издеваясь над тобой? − Довакиин был ошарашен услышанным.

− Я данмер, темный эльф! Для нас, в этой проклятой стране это нормально! Все теперь убирайся отсюда! – голос эльфа превратился в шипение

− Я хотел бы купить меч…

− О, Азура! Ты совсем болван?! Ты разорил меня! Бери любую железяку и проваливай!

***

Собрав свои вещи, Ренс попрощался с хозяином постоялого двора и поскорее убрался из негостеприимного городка. Его путь лежал в Глотку мира к Серобородым, и Ирвар не собирался затягивать с путешествием.

***

Толстяк Рай, хозяин постоялого двора в Ривервуде, потер руки. Въехавшие вчера постояльцы сегодня ушли! И главное они не забрали деньги, заплаченные ими за неделю вперед! Смущало одно: путники не были похожи на богачей. Пришли пешком, одеты в неказистую, потертую одежду. Но простые люди так деньгами не разбрасываются. Может, они ни чисты на руку? Все говорило об этом. 

Рай попытался восстановить в памяти лица выехавших постояльцев. Того, в возрасте, он плохо запомнил, но зато лицо молодого отчетливо отложилось у него в памяти. Так что Рай сможет его описать и, возможно, получит за это вознаграждение от стражников. Теперь надо молиться, что бы эти странные люди оказались преступниками… 

Лестница в небо.

 

−…император отдал его тебе? Драконорожденные видят намного больше простых людей. Может ты и справишься…

***

Ирвар стоял перед массивной обитой железом деревянной дверью, входом в огромный храм Ту’ума, храм Драконьего крика. Местом, где обитали Серобородые.

Позади осталась огромная, бесконечно длинная лестница, олицетворяющая трудный путь, по которому любому смертному нужно пройти, что бы достичь могущества.

На своем пути Ренс не встретил ни одного живого существа. Вот и сейчас перед храмом не было никого: ни стражи, ни загадочных Серобородых. Ирвар толкнул дверь и вошел в здание. 

Внутри царил полумрак. Дальняя сторона помещения была скрыта в тени, и не было никакой возможности разобрать, что там находится. Ренс осторожно двинулся вперед, разглядывая рисунки, вырезанные на колоннах, расположенных справа и слева от него. 

− Мы давно ждали твоего прихода, Ирвар Ренс, Ужас Драконов. И вот ты пришел.

Из тени вышел высокий старик с длинной седой бородой.

− Вы знали, что я приду?

− Да это было предсказано. А сейчас иди за мной. Ты будешь представлен Кругу Слова.

Серобородый повернулся к Ирвару спиной и направился к дальней стороне зала. Ренс пошел за ним.

Добирались до загадочного совета они долго. Ирвар потерял счет спускам и подъемам. Храм, казавшийся снаружи просто большим, оказался огромным внутри. Наконец, они пришли в большой ярко освещенный зал.

− Мы пришли. Здесь я тебя оставлю.

Прежде, чем Довакиин успел, что-нибудь сказать, старик покинул помещение. Ренс вышел в центр зала и стал осматривать стены, покрытые странными знаками. Ирвар никогда не видел ничего подобного, но откуда-то пришло знание: это язык драконов. Драконорожденному даже стало казаться, что он начинает понимать письмена, но его наблюдения были прерваны.

− Кхм – раздалось откуда-то сверху.

Ренс посмотрел в сторону источника звука и увидел еще одного старца, стоявшего на балконе, до этого не замеченном Ирваром.

− Я Голос Круга. Через меня ты услышишь его. Задавай свои вопросы.

− Что с моей памятью? Кем я был? – сразу же спросил Ренс.

− Не правильный вопрос. Неважно кем ты был. Важно кто ты сейчас. Ты Довакиин. Ты тот, кому суждено спасти мир от Алдуина Пожирателя Миров.

− Но как я смогу? Я простой смертный! Как я смогу победить бога? – снова спросил Ирвар.

− Опять не правильный вопрос. Ты ошибаешься, называя себя простым смертным.

− Что я должен сделать?

− Вот теперь ты задал тот вопрос, который я от тебя ждал. Для начала ты должен научиться пользоваться своей силой. И мы поможем в этом тебе.

***

В небольшой комнате было тихо. В ней собрались сильнейшие из Серобородых. Одним словом каждый из них мог разрушить гору или стереть с лица земли город. Каждый из них стоил целой армии. Но они не могли напрямую вмешаться в события происходящие сейчас в мире. Такова была воля богов. Да и не смог бы никто из находящихся в комнате людей победить бога. А Ирвар Ренс должен был.

Стороннему наблюдателю могло бы показаться, что старцы сидящие в креслах просто спят. Но знающий сразу сказал бы, что происходят. Круг Слова собрался для совета. Молчаливого совета.

***

Довакиин пробыл у Серобородых пять дней. В течение этого времени он научился многому. Но самое главное было в том, что он понял: Круг Слова верит в его победу. И Ренс сам в себя поверил. А это не мало.

Но было одно обстоятельство, которое удручало Ирвара. Он так и не узнал, что с его памятью, и кем он был. На все расспросы Серобородые отмалчивались. И не поймешь: то ли не знают, то ли не хотят говорить.

День назад Ирвар покинул храм и направился в Вайтран, искать Эсберна. Спуск давался гораздо легче подъема, и Довакиин рассчитывал добраться до горда в ближайшие дни.

***

Сегодня Мирн ощущал какую-то не понятную тревогу. Вроде шло как обычно: он вовремя пришел на работу, оделся в привычные доспехи, стал у привычного места у ворот. Н что-то было не так. И это смутное предчувствие не давало Мирну покоя.

В полдень сильно припекло, железные доспехи раскалились, и стражник решил отойти в тень. В этот момент он и услышал оглушающий рев.

Мирн сразу понял, что это за звук. И, невзирая на то, что он стражник, попытался убежать.

Но разве убежишь от дракона?

***

Рев Ренс услышал уже на подходе к городу. А после увидел и обладателя сего чудесного голоса: огромного черного дракона. Полумифическая летающая ящерица явно решила пообедать стражником. 

Ирвар решил не давать дракону такого шанса.

− Фар масс хо! – крик, изданный Довакиином, пронесся над землей, превращаясь в огонь, и устремился в гигантскую рептилию.

Казалось, огонь не причинил никакого вреда дракону. Но Ренс на это и не рассчитывал. Он хотел лишь привлечь к себе внимание. И добился желаемого.

Оставив стражника в покое, огнедышащий родственник предков аргониан устремился к Довакиину. Ирвар не растерялся: подпустив дракона поближе, он выкрикнул следующие три слова силы:

− Мус ку та!

Призрачный удар обрушился на дракона, дезориентировав его. Довакиин повторил клич еще раз, и дракон упал на землю. Ренс выхватывая на бегу меч, понесся к ящерице.

Но можно было не торопиться. Неудачное падение почти убило дракона, переломав ему кости, и минуту назад грозное существо, теперь было абсолютно беспомощно. Ирвар пресек страдание своего недавнего врага одним точным ударом.

Ренс развернулся, и пошел в сторону города. Но дойти ему было не суждено. Внезапно Ирвар почувствовал, что его тело наполняется необузданной силой. И с каждой минутой этой силы становилось все больше. И если в начале, чувство почти всемогущества было приятным, то к концу оно стало причинять боль.

Довакиин упал на колени, чувствуя, как постепенно гаснет сознание. Мир вокруг посерел, утратил краски, а боль всё усиливалась. В конце концов, Ирвар провалился в спасительное беспамятство.

***

Мирн бежал изо всех сил. Нет, он уже не убегал от дракона, он бежал к своему спасителю, неизвестно откуда взявшемуся человеку.

Стражник видел бой перед городом во всей красе. Вот огненные языки врезаются в мифическое существо, вот дракон разворачивается, что бы дать отпор обидчику, и, как будто гром звучит, из груди неизвестного воина вырывается крик. Ящерица падает, и человек добивает её. Но и сам падает неподалеку.

Мирн никак не мог понять, из-за чего упал парень. Вроде не ранен, да и обессилившим не выглядел. Тогда что? Но сейчас важна не причина. Стражник должен был помочь своему спасителю.

Час дракона.

 

− Что заключенный делает здесь? Эта камера должна оставаться свободной!

 

 

− Это обычная путаница для стражи. Я…

***

Пробуждение было неприятным. В нос сразу же ударил тухлый воздух, а спина сообщила, что лежать на твердом, холодном полу крайне вредно для здоровья.

Было темно. Лишь через маленькое, решетчатое окно пробивался лунный свет.

Ренс поднялся на ноги и осмотрелся. Он находился в небольшой пустой комнатке. Ирвар не сразу понял куда попал. Но потом пришло осознание: он в тюрьме!

Но за что? Это-то и попытался узнать Довакиин, подойдя к дубовой двери, и громко осведомившись, за что его здесь держат. Ответа он не ожидал, но неожиданно для себя получил. Но это была не вразумительная речь, а набор ругательств, причем на нескольких языках сразу. Ренс даже восхитился: какие тут образованные стражники работают.

В голову Драконорожденному пришла интересная мысль выломать стену с помощью крика, и уйти. Но поразмыслив, Ирвар откинул её. Из тюрьмы он выберется, но что делать потом? Не воевать же со стражей всего Скайрима?

За неимением вариантов действий, Ренс решил просто подождать.

…Когда Ирвар показалось, что идея выбить стену, не так уж и плоха, дверь в камеру отворилась, и зашел охранник.

− Руки вперед! – скомандовал он.

Ренс послушно выполнил приказание, и стражник надел на Ирвара кандалы.

− За мной!

Довакиин, не говоря ни слова, последовал за ним.

Шли они не долго. Минут через пять конвоир остановился перед дверью, и все так же односложно приказал:

− Заходи!

Ренс подчинился.

Комната, в которую зашел Ирвар, была совсем крохотной, а из мебели в ней стояли только два стула. Один из них занимал Эсберн.

− Ну и наворотил же ты дел – бывший Клинок строго посмотрел на Ренса. − Стоило только оставить тебя одного, как ты умудрился ввязаться в драку, и убить двух людей. Не знаю, что случилось на самом деле, да и неважно это сейчас.

− А что важно?

− Глава скайримского «Ока Империи» решил разобраться с мятежниками, направив на них регулярную армию. Но и эльфы не собираются сдаваться без боя. Битва должна произойти вблизи Черной реки – сказал Эсберн.

− И как это относится ко мне?

− Алдуин появится там. Он сможет прийти в наш мир, только в месте, напитанном болью, ненавистью и страданиями. И ты должен будешь его остановить. Времени мало, отправляться нужно прямо сейчас – Клинок встал со стула. – Я смог договорится: тебя выпустят из города и не будут преследовать. И, кстати, вот держи, − Эсберн протянул Ренсу красный камень. – Это осколок амулета. Не знаю, какие силы хранятся в нем, но надеюсь, тебе это поможет. А теперь: в путь!

***

Ирвар несся не щадя лошади. Он не успевал. Но должен был приехать вовремя!

Битва уже началась. И Ренс чувствовал приближение чего-то огромного, страшного и темного. Он знал, что это. Алдуин.

Довакиин уже слышал звон оружия и крики людей, когда небо покраснело. На нем как будто проведенная огромным кинжалом появилась трещина, из которой был слышен оглушающий рев.

Когда Ирвар добрался до поля битвы, из небесного разрыва потекла тьма, постепенно обретающая очертания огромного дракона.

Ренс закричал, призывая одни древние силы за другими. Но Алдуин даже не обратил на это внимания. Его силуэт все больше прояснялся, становился отчетливым.

Армии, сошедшиеся на поле боя, уже не существовали. Люди разбежались еще во время появления трещины. Но своё дело они сделали. Они призвали Пожирателя Миров.

Наконец, полностью появившийся Алдуин обратил внимание на Драконорожденного. И направил на Ирвара всю свою огромную мощь, вызвав языки огня. Спастись от этого Ренс не мог, но внезапно ожил осколок амулета. Он налился красным светом и поглотил все пламя, которое летело в Ирвара.

А вслед за этим Довакиин стал изменяться. Его наполнил не выносимо яркий белый свет, а после он превратился в огромного дракона, не уступающего размерами Алдуину. Ирвар чувствовал, что когда-то видел нечто подобное.

Ренс-дракон взлетел, и стрелой помчался в сторону бога. Темный Дракон попытался отбросить Ирвара криком, но Довакиин вцепился в горло Алдуина. Драконорожденный разрывал горло противника не обращая внимание на раны, полученные им самим. В конце концов, два дракона упали на землю. Внезапно хватка Алдуина ослабла, и Ренс почувствовал, как он медленно поглощает силу Пожирателя Миров.

А затем была смерть.

***

Ирвар сидел в таверне и медленно потягивал эль. Напротив него находился мужчина средних лет.

− Ты справился.

− Это было предсказано, − спокойно ответил Ирвар.

− Предсказания не всегда сбываются, − сказал мужчина. – Вижу, ты не удивлен. Ты все вспомнил? 

− Да, вспомнил.

***

 

Он не мог найти покоя. Мартин погиб.

 

 

Он пытался заглушить свою боль вином, но не мог.

 

Он хотел найти себе проблемы, но Чемпиона Сиродиила уважали все.

 

 

Он чувствовал, как в нем постепенно гаснет разум…

 

…Сколько прошло времени, с их победы? Он не помнил. Он сидел в какой-то таверне и пил дрянной эль.

 

 

− Я хотел бы поговорить с тобой.

 

− Отвали! – он не хотел ни с кем общаться.

 

 

− Не вежливо так обращаться с людьми. А уж со мной, так просто опасно. Но мы сделаем вид, что ничего не было, и начнем беседу заново. Я хочу предложить тебе работу. Ах, да! Совсем забыл представиться, я Тайбер Септим, так же известный как Талос…

***

− Тогда, возможно для тебя станет новостью, что культ Девяти, в скором времени превратится в культ Десяти. И знаешь, кто станет Десятым Богом? Ты.

С Ирвара слетело все напускное спокойствие.

− Как я могу быть Богом?

− Когда ты победил Алдуина, ты поглотил его душу, а вместе с ней и силу Бога. Думаю тебе пора выбрать подходящее имя.

Ренс просидел несколько минут, как громом пораженный. А затем, все обдумав, спросил:

− А если я откажусь?

− Так и знал, что так будет! − Талос не выглядел удивленным. – Знаешь, ведь я им говорил, что ты не согласишься. Я про остальных Богов. А они не верили. В итоге я оказался прав. Это твое право. Но ты уже бог хочешь ты этого или нет. Ты можешь не становиться Десятым, на твои силы это никак не повлияет. Но что ты будешь делать?

− Поброжу по свету, поищу неприятности на свою голову, попытаюсь опять стать человеком.

Талос хмыкнул.

− Ну, стать человеком у тебя вряд ли получится. А остальное… Вполне осуществимо. Ну что ж, тогда мне пора.

− Можешь ответить на один вопрос? – неожиданно сказал Ирвар. − Как Бог Богу?

− Ну задавай.

− Что случилось с двемерами?

Талос рассмеялся.

Послесловие.

Посетители постоялого двора пораженно молчали. Никто не мог даже пошевелиться, так поразил их рассказ незнакомца. В конце концов, сказитель сам нарушил молчание:

− Ну что, стоит история кружки эля?

Орк молча полез в карман.

Мне нравится    1